Андрей Плетнев: «Таких игроков, как Мбаппе, у нас не будет. В наших условиях это нереально», Увлекательное интервью ветерана «Тревиса» – о футболе 90-х, «Зените» и судейском опыте., Спортинг. Футбольные турниры. Официальный сайт

Новость

22 февраля

Андрей Плетнев: «Таких игроков, как Мбаппе, у нас не будет. В наших условиях это нереально»

22 февраля

Андрей Плетнев: «Таких игроков, как Мбаппе, у нас не будет. В наших условиях это нереально»

Увлекательное интервью ветерана «Тревиса» – о футболе 90-х, «Зените» и судейском опыте.

 

Андрей Владимирович – человек уникальной футбольной судьбы. Сейчас его профессиональной карьере точно позавидует большинство молодых игроков. Премьер-лига, «Зенит», чемпионаты Украины и Беларуси – за 15 лет в профессиональном футболе Андрей Плетнев всегда был востребован. Когда такой заслуженный ветеран появился в составе «Тревиса», мы не могли с ним не пообщаться.

– Заниматься футболом я начал в городской команде «Звезда», была такая раньше около метро «Пролетарская». Сейчас ее уже нет. Первым тренером был известный многим Борис Завельевич Рапопорт (сейчас тренер «Ленинградца», команды ПФЛ. – прим. К.С.) Тренировались в ужасных условиях – залов-то, кроме Бутлерова, не было. Грязь, лужи, гарька, по колено в снегу – обычное явление было. Никто за полями не следил. После девятого класса попал в школу-интернат, откуда уже начал привлекаться в дубль «Зенита». Первая же команда мастеров у меня – ленинградское «Динамо».

– Вы же начинали еще при коммунизме.

– Неужели это кому-то интересно? (смеется) Да, я был и пионером, и в комсомол поступал в интернате, но что-то не получилось. Для того чтобы стать пионером, нужно было знать пионерский устав. Сейчас, конечно, уже ничего и не вспомню. В пионеры можно было попасть в три смены – три этапа. В первый шли самые успешные ученики, отличники, самые прилежные. Во второй – уже похуже, а в третий – самые бездари. Попасть в третью смену считалось позорным. Я, к счастью, попал в пионеры на втором этапе. (смеется)

 

– Конец 80-х – эпоха перемен в Советском Союзе. Тяжелое было время?

– Я в ленинградском «Динамо» играл без премиальных. Зарплата у футболистов была от 120 до 200 рублей. Я скажу больше: мне было 18 лет, я играл с карточкой футболиста чемпионата города и вообще не получал зарплату. Но было безумно интересно. Я объездил почти весь Советский Союз: Молдавия, Беларусь, Литва, Грузия – причем небольшие города, все-таки играли во втором дивизионе. Какой город запомнился? Каунас. Там мне нанесли самое крупное поражение в моей карьере – 9 голов мы получили. (смеется) Тренировали нас Казаченок с Зинченко. Поиграл год, пришел к Казаченку и сказал, что есть приглашение от «Кировца», который тогда предложил мне полноценную зарплату.

– А куратором команды «Кировец» был председатель кировского райсовета Виталий Леонтьевич Мутко.

– Как функционер он всегда был очень сильным. Всегда поддерживал нашу команду, искал дополнительное финансирование. Когда я туда попал в 19 лет, удалось поиграть с настоящими звездами советского футбола. Например, Саша Хапсалис, много лет игравший за киевское и московское «Динамо», чемпион СССР. В «Кировце» он уже заканчивал, а потом и вовсе уехал в Америку. Еще в «Космосе-Кировце» играли Веденеев, Степанов. В общем, подбор игроков был очень неплохой. Я среди них был молодым щенком, наравне с Володей Куликом и Артуром Белоцерковцом. Мутко лично встречался с командой, были определенные планы по развитию, но развал Советского Союза все поменял. Когда «Кировский завод» отказался финансировать команду, нашелся спонсор.

– Первые футбольные деньги получили именно в «Кировце»?

– Да, причем по тем временам деньги были неплохие, в районе 200 рублей. У моей матери, например, зарплата была 120 рублей. С игроками «Кировца» мы до сих пор общаемся: с Серегой Веденеевым, Костей Ивановым, Сергеем Подгорным, который сейчас в Америке живет. Приличная была команда. К сожалению, все поменял развал СССР.

– Помните, где его застали?

– Да где-то под Тверью, на выезде. (смеется) Сначала ничего не поняли, что произошло. Тренер сделал объявление после игры. Ну а мы что? Мы же футболисты, играли дальше в чемпионате. Кстати, спонсор у нас тоже был участливый в жизни команды. У него бизнес был как-то связан с овощебазами. Так он нам то помидоров привезет, то яблок.

– Вы же были на просмотре в ЦСКА?

– Я месяц жил на базе в Архангельском, это было невыносимо. Это же не сейчас, когда на базе телевизоры, бильярд. Тогда что было? Стол, кровати, прибитые гвоздями. И само Архангельское, откуда никуда не уехать. Домой мне захотелось, тем более «Зенит» вышел в высшую лигу чемпионата России. Хотя, приехав в Петербург, я спросил Морозова, который готовил команду к старту чемпионата: «Андреич, я буду играть в основном составе?» Он мне этого не гарантировал, и я решил пойти в питерский «Локомотив».

– Вадим Класс рассказывал про питерский «Локомотив» много страшных историй из бандитских 90-х.

– В начале 90-х такого еще не было. Вадим Класс рассказывал про время, когда там был Гиви Нодия. Меня же туда позвал Сергей Веденеев, который как раз возглавил команду. Сезон провели хороший и разбежались по разным клубам.

– А с «Зенитом»  вы пересеклись спустя пару лет, в 1993 году, уже в составе тольяттинской «Лады»?

– Да, Сергей Ломакин позвал меня в Тольятти, где мы выступили очень удачно. Тренер был там местный, Евсюков. А президентом был известный бизнесмен Александр Гармашов. «Зенит» мы тогда обогнали и вышли в высшую лигу.

– В Тольятти игралось с удовольствием?

– Финансирование было хорошее, завод работал. Александр Гармашов был довольно известной личностью в футбольных кругах. Как-то поехали мы в Рязань, «попали» там 0:1, уже после матча с «Зенитом». После матча Гармашов зашел в раздевалку: «С вами или без вас я эту зону все равно выиграю!» Ему было неважно каким образом, но выиграть хотел. Вы понимаете подтекст.

Александр Гармашов на правом фото справа.

 

– Зенитовцы, кстати, рассказывали, как на выезды за ними ездили представители «Лады». С чемоданом денег.

– Да сам «Зенит» не меньше нас так ездил. Они должны были обыгрывать «Шинник» в одном из решающих матчей, а в итоге уступили. «Зенит» был сильнее, но проиграл ту встречу. И неважно, были там чемоданы денег или нет. Меня это особо не интересовало, мне было 22 года.

– В вышке вы поиграли против звездного поколения московского «Спартака» середины 90-х.

– В матче со «Спартаком» мы попали под такой пресс, что еле ноги унесли. Проиграли 1:5, хотя должны были десяток получить в свои ворота. У них была сумасшедшая команда. Когда мы играли с ними в Тольятти, они как раз выступали в Лиге чемпионов. Карпин, Ледяхов, Стауче, Бесчастных, Цымбаларь, Пятницкий – их было не удержать.

Матч «Лада» – «Спартак». ЧР-1994

 

– И как сдерживали?

– Про них чего-то не вспомню, а вот про Добровольского из «Динамо» могу. На установке тренер говорит: «Играешь с ним плотно, до конца. Чтобы ничего не смог сделать». Ну, вы понимаете уровень Добровольского и мой уровень. (смеется) Я к нему, он – в касание. Я от него – он в два. Мастерище! Бегал за ним всю игру, как собака, а толку никакого.

– Легенда футбола 90-х Сергей Наталушко говорил: «В наше время все было «устаканено». Часто футболисты устраивали посиделки за рюмкой?

– Да они и сейчас продолжают эти посиделки. Только категория напитков изменилась. (смеется) Это было, есть и будет. Мы были такими же профессионалами, как и ребята сейчас. Но нам было тяжелее: мы ночевали на базе, контроля за нами было больше. Сейчас же за игроками никто не следит – выходи и играй, никто слова тебе не скажет.

– Юрий Сторчак рассказывал, что в 90-е ему в «Динамо» платили зарплату курицами. У вас такого не было?

– Мне в «Ладе» за выход в высшую лигу отдавали мебелью, по-моему, какой-то румынской. Деньгами не получалось, предложили варианты – мебелью или экипировкой. А куда я мебель в Питер потащу? Взял экипировку, адидасовскую. Потом в Питере продал. За один комплект 100 долларов брал, вот и получилось – 1000 долларов за выход в высшую лигу. (смеется)

– Машину-то в Тольятти получили?

– Машину выдали. В Москве прямо с площадки забрал седьмую модель «Жигулей» и поехал домой. По тем временам это была модная машина.

ФК «Лада» – 1994. Андрей Плетнев – крайний слева в нижнем ряду

 

– Судейство 90-х не хочется, наверное, и вспоминать?

– Разное бывало. Помню выезд в Сибирь, когда играл за «Газовик-Газпром». Судья обслуживает чуть ли не местный. Прибил нас, как и положено, в общем. Дальше – больше. Приезжаем в Красноярск, выхожу на разминку – стоит тот же судья! Возвращаюсь в раздевалку: «Парни, на поле можно не выходить». Сибирские судьи творили что-то нереальное.

– Как вас занесло в Украину? 

– Были варианты в Ростове, но решил поехать в Украину. Отыграл там семь матчей, забил что-то. Меня же донецкий «Шахтер» звал.

– Почему не поехали?

– Домой тянуло. На тот момент «Шахтер» еще не был топ-клубом, но был в лидерах чемпионата. А меня тянуло в Санкт-Петербург.

– В 1995 году спасать «Зенит» из первой лиги вас позвал Садырин?

– Позвал меня опять Ломакин, но и Садырину я понравился, иначе в команду он бы меня не взял.

– Садырин чем-то запомнился?     

– Хороший добротный тренер. Веселый. Фартовый. Для тренера фарт очень много значит. У меня с ним отношения немного не сложились, поэтому, возможно, и пришлось покинуть «Зенит» после выхода в вышку. Плюс «Зенит» обещал после сезона выдать квартиру, но не сдержал своего обещания. Это тоже сказалось, не спорю.     

– В 2001 году вы вернулись в петербургское «Динамо», которое ставило амбициозные задачи, вплоть до выхода в премьер-лигу. Почему не вышло? 

– Там вмешалась политика. Насколько я помню, это было связано с выборами губернатора. После того как пришел Яковлев, дела «Динамо» стали совсем плохи.

– Вы довольны тем, как сложилась ваша карьера? 

– В принципе, да. Два раза выходил в высшую лигу, два раза в первую, два раза во вторую. Были, конечно, моменты, когда судьба могла повернуться в другую сторону. Тот же «Шахтер», то же ЦСКА, куда я мог перейти. Не факт, что сложилось бы, конечно, но кто знает, что было бы. Все время меня тянуло домой.   

– Кроме футбола, были мысли чем-то заниматься после окончания карьеры?  

– Были, конечно. Я же и судейством занимался. Дошел до второй лиги.

– Почему не пошло дальше?

– Начал бодро, хорошо. На второй год попал помощником во второй дивизион, оценки были хорошие. Планировалось, что меня сделают главным. Но Москва сказала, что в 38 лет уже поздно. И меня вместе со Штрейсом убрали по возрасту.

– Изменилось ли ваше мнение о судействе после такого опыта?

– Конечно. Я ведь раньше думал, что все судьи плохие, специально плавят, убивают. На самом деле работа арбитра гораздо более ответственная, нежели у футболиста. Футболист может ошибиться, арбитр – нет.

 

– Какой процент футболистов знает правила?

– Я думаю, что процентов десять что-то еще могут ответить, остальные вообще не представляют, сколько там нюансов. В общем-то, в эти 90 процентов входил и я. До того момента, как начал судить. Футболисты не знают правил.

– Как реагировали на хамство игроков?

– Тяжело, конечно. Футболисты, по большей части, люди неадекватные. Всегда лезут на рожон. Им проще оскорбить не соперника, а человека, который беззащитен и, кроме как красной карточки, ничего не покажет. Другое дело – соперник, который может и ответить, и по лицу дать. В городе меня более или менее знают, поэтому тут отношение было нормальное. А так, конечно, иногда кричали: «Ты хоть жонглировать научись». Ты же не будешь ему перечислять все команды, за которые играл? Конечно, было неприятно. Но это меня и научило чему-то. Сдерживаться, например. Из-за моей несдержанности и характера могла бы и футбольная карьера сложиться чуть лучше.

– Вы тренировали в Академии «Зенита». Почему у нас не появляются таланты уровня Килиана Мбаппе, который в 18 лет забивает на Чемпионате мира? Может, не выросло еще то поколение?

– Нет, не в этом дело. Ничего у нас не будет. И таких игроков, как Мбаппе, не будет. В наших условиях это нереально. Вы меня сейчас вытягиваете на то, чтобы я сказал правду. Я правду знаю и могу сказать. Но зачем? В городе есть одна команда и, возможно, я в ней окажусь. Зачем мне про нее что-то рассказывать? Тем более плохое. Скажу так: на начальном этапе у нас есть талантливые дети, но в каком-то возрасте происходит надлом. Здесь много причин. Но факт остается фактом: когда футболисты вырастают, они становятся хуже.

– Один из выпускников этой системы – ваш сын. Видите ли вы в нем будущее? Напоминает ли он вас по манере игры?

– Мне сложно говорить про какие-то гены. Люди вокруг замечают, что есть сходство. Он тоже играет в центральной зоне, только я чуть ниже играл. Специалисты отмечают, что парень неплохой. При Манчини подпускался к основной команде. Что сейчас произошло, не могу сказать. Сейчас он в аренде в ФК «Рига». Стремление у него есть, раз поехал куда-то. А так ведь 90 процентов дублеров с футболом заканчивают. Он же пытается найти себя и реализоваться в футболе.

 

– Немного о «Спортинг-лиге». Насколько интересно здесь играть?

– Формат мне подходит. Но тут есть нюанс. Поймите правильно, мне 48 лет и бегать постоянно на футбольном поле я чисто физически не могу. А ведь в турнире попадаются команды быстрые, молодые. Может, они и не такие мастеровитые, но боевые – бегают, чего-то хотят. У «Тревиса» команда довольно возрастная, поэтому нам непросто.

– И все же мастеров в «Тревисе» немало. В чем причина неудачного выступления команды? 

– Наверное, это больше вопросы к тренерскому штабу, к Кириллу Матушанскому. Я могу сказать за себя – мне было тяжело. Было бы побольше молодых игроков рядом, и на поле сразу стало бы проще, как мне кажется.

– Как оцените «Спортинг-лигу» в целом – организацию и судейство, к которому вы имели прямое отношение?  

– У меня вопросов нет ни к чему. Отлично организованный турнир. Вопросов к судейству тоже нет. Да и неправильно это – списывать свои поражения на судей. Судьи здесь квалифицированные, лучше в городе не найти, я же всех знаю. Судьи соответствуют высокому уровню «Спортинг-лиги».

Кирилл Сухоруков 

Фото: ФК «Лада-Тольятти»